Глава 2. Нелепые верования" дающие окружающим воз­можность управлять нашей жизнью

Вернемся к В. Почти в любой ситуации ваш образ мыслей бу­дет соответствовать одному из четырех наиболее распространенных типов. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что существуют всего лишь четыре варианта и каждый легко узнать и запомнить. Плохо же то, что три из них - отрицательные. То есть если вы бу­дете размышлять таким образом - это приведет к чрезмерной ре­акции, позволит кому-то или чему-то управлять вами, и вы не смо­жете столь эффективно противостоять обстоятельствам, как могли бы. Это неравенство не в нашу пользу: мы - люди, а не машины и не можем всегда поступать целесообразно. И все же стоит научить­ся регулировать свои мысли, чувства и поступки, с тем чтобы по­мешать определенным людям и обстоятельствам выбивать нас из колеи. Для этого нужно: во-первых, понять, почему вы расстраивае­тесь, и затем решить, как избежать этого. 

К первому из трех основных типов мышления на этапе В отно­сится мышление, нагнетающее страх. Это означает - преувеличи­вать значение происходящего со всеми его негативными последст­виями. Большинство мыслей в этом случае начинаются со слов: «А что если ... ». К примеру, вы в приемной офиса в ожидании пригла­шения на собеседование о работе, которая вам очень нужна. Какие же опасения типа <<А что если ... », пришедшие вам в голову, способ­ны сделать так, что к моменту, когда вас пригласят в кабинет, вы уже окажетесь на грани нервного срыва? «А что если меня спросят о том, чего я не знаю? А что если я не очень хороший специалист? А что если я слишком хороший специалист? Что если я им не по­нравлюсь? А что если я не скажу того, что от меня хотят услышать? Что если меня не примут? А что если я все-таки получу работу?» и так далее. Задавая себе такие вопросы, вы волей-неволей внушаете себе, что если сбудется любое из «А что если ... », то это станет не мелкой неудачей, а настоящей катастрофой. Если в преддверии со­беседования вы предадитесь подобным размышлениям, то доведете себя и наверняка провалитесь. Подростки наиболее «способны»: «А что если я не понравлюсь той девушке (парню), который нравится мне? А что если я провалю экзамен? А что если я подведу свою ко­манду? А что если со мной никто не будет дружить? А что если друзья узнают, что я ... ? А что если они будут считать меня трусом? А вдруг я урод или выгляжу смешно?» Многое, конечно, они берут от нас - только мы лучше умеем скрывать свои сомнения и опасе­ния, нас труднее разоблачить. 

Взрослые успешно «раздувают» проблемы своей личной жиз­ни. Допустим, у вас серьезные неприятности с мужем (женой) или любовником (или с обоими сразу). Вы, возможно, начнете думать: 

  • А что если он меня разлюбил?
  • А что если я ее больше ничем не привлекаю?
  • А что если он нашел другую?
  • А что если она меня бросит и я весь остаток жизни проведу в одиночестве? 
  • А что если наши отношения не улучшатся и я никогда уже не буду счастлив? 
  • А что если он не изменится так, как обещал?
  • А что если я ей надоел?
  • А что если я слишком стар (молод) для нее?
  • А что если это не поможет?
  • А что если мы теперь никогда не помиримся?
  • А что если нам всегда будет мешать работа?

Здесь приведены лишь несколько примеров из бесконечного ряда «А что если ... », но все они ужасно расстраивают нас. Но преж­де чем перейти к освоению методов управления такими мыслями, необходимо научиться определять, что к ним относится, а что нет. 

Не каждая мысль типа «А что если ... » обязательно нагнетает страх. Например, ожидая, когда вас пригласят в кабинет на собесе­дование, вы, возможно, подумаете: «А что если меня спросят, в чем, по-моему, мои преимущества?» Вы тут же попытаетесь в уме пере­числить их, что окажет вам большую помощь в поднятии духа. Или когда подросток забеспокоится: «А что если я подведу команду?», то он может пообещать себе: «Я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы этого не произошло, а если это все-таки случится, то буду серьезнее тренироваться и не допущу позора в следующий раз или же займусь другим спортом». Или же, встретив понравившего­ся вам человека и назначив ему свидание, вы засомневаетесь: «А что если у нас не окажется ничего общего?», но сможете успокоить себя: мол, ничего страшного, ведь противоположности сходятся, это даже интересно, - или же решите, что вы сможете спокойно расстаться и пережить неудачу.

Да, эти мысли так же начинаются со слов «А что если ... », но ни одна из них не вызывает ужаса. Катастрофа таится не в вопросе, а в ответе на него: 

  • «А что если меня не примут на работу? Это будет ужасно!»
  • «А что если я подведу команду? Я не смогу этого вынести!»
  • «А что если я ему не нравлюсь? Нет! Я этого не переживу!»

Именно ответ на любое «А что если ... » нагоняет страх. Поэтому подобный тип мышления устрашающий. Если вы отвечаете на такого рода опасение фразой вроде «Это будет ужасно!», то вы лишь запугиваете себя. (Мы остановились на термине «устрашающий», а не «катастрофический», поскольку он точнее передает тип реакции.) 

Но опасения «А что если ... » не единственный способ запуги­вания. Некоторые приводят себя в паническое состояние, всякий раз повторяя: 

  • «Меня просто выводит из себя, когда ... »;
  • «Это невыносимо, если ... »;
  • «Меня убивает то, что ... »;
  • «Я просто ненавижу, когда ... ».

Размышляя так, вы сами обезоруживаете себя перед людьми или обстоятельствами, которые действительно могут действовать вам на нервы. 

Нагнетание страха - отличный способ расстроиться и почув­ствовать себя несчастным. Сколько раз вы пугали себя тем, что по­том оказывалось вовсе не таким ужасным, как вы это себе пред­ставляли? Так бывает со всеми. Один человек как-то раз признался мне (АЛ.) с негодованием: «Но в конце концов, ведь все получает­ся!», - на что я ответил: «Получаться-то получается, но какой це­ной?!» 

В самом деле, неужели вам нравится чувствовать себя неудач­ником и ни на что не годным человеком, когда вы в ужасе думаете о невыполненной к сроку работе, о каком-либо важном решении или об отношениях с кем-то? Нагнетать страх стало для нас так естест­венно, что мы порой даже не можем представить себе иной реакции на некоторые происшествия. Совершенно напрасно! Нам свойст­венно ( это почти автоматически) в ряде ситуаций приводить себя в ужас, и одни делают это чаще, чем другие. Но все мы можем нау­читься укрощать поток эмоций, не позволяя себе ударяться в пани­ку. 
Но, кроме расстройства, есть и другие причины, из-за которых не следует поддаваться страху. Разве вы при этом в состоянии спо­койно и разумно все обдумать? Конечно, нет! Разве вы сможете принять правильное решение? Нет! Без чрезмерных эмоций и чувств вы лучше справитесь с обстоятельствами. К тому же вы сможете защитить и оградить себя от постороннего влияния. Как же научиться этому? В чем секрет? 

Мы не собираемся делать из вас бесчувственную, всегда спо­койную машину. Это прямая противоположность взрыву эмоций. Вы вполне можете вести себя так, чтобы обойтись без крайностей и при этом не позволять окружающим и обстоятельствам действовать себе на нервы. Мы поможем вам избавиться от нелепых мыслей и верований, позволяющих другим управлять вами. Но сначала да­вайте выясним, что же к ним относится. 

Второй тип мышления - обвиняющий или предъявляющий завышенные требования. В этом случае преобладают мысли, ко­торые начинаются со слов: 

  • «Я должен был ... »;
  • «Я обязан был ... »;
  • «Мне следовало ... »;
  • «Мне нужно было ... »;
  • «Мне придется ... »;
  • «Я вынужден ... » и т. п.

Некоторые целыми днями без перерыва убеждают себя: «Я должен сделать то. Я должен сделать это. Мне следовало бы сказать тому человеку то-то. Мне нужно больше делать того-то. Я должен быть более собранным. Мне следует быть более привлекательным, умным, остроумным, общительным, заметным. Я должен быть бо­лее напористым. Мне нужно избавиться от агрессивности. Я должен быть откровеннее. Мне нужно попридержать язык». И так далее. 

Некоторые беспрестанно требуют от себя чего-то. И это отчас­ти правильно! Мы все хотим стать лучше и становимся, признавая свои недостатки и упущения. Каждый руководствуется своими принципами и идеалами, но в любом случае этому подвержены все. Но иногда мы становимся слишком самокритичными. Мы критику­ем собственную внешность: «Мне нужно вырасти, похудеть, попра­виться ... », используя все богатство своего воображения. 

Мы хотим стать такими, как Синди Кроуфорд, Ники Тейлор, Ким Бэсинжер, Уитни Хьюстон, Мэтт Диллон, Том Круз, Дензель Вашингтон или Патрик Свэйз. Нет сомнений, что они действитель­но красивы. Но стоит ли стараться стать такими же, если мы на них совсем не похожи. Конечно, нет! Но, несмотря ни на что, мы все же пытаемся это сделать, и это каса­ется не только внешности. Мы преисполнены решимости биться с ветряными мельницами, если получили отказ, если не повезло, если дела идут не так, как хотелось бы. 

И начинается: «Мне нужно быть умнее, рассудительнее, рабо­тоспособнее, честолюбивее, тверже, раскрепощённее, самоуверен­ней, последовательней, чувствительней, решительнее, сообрази­тельнее, яснее выражать свои мысли, больше знать, обладать чувст­вом юмора». Кроме того, следует быть полегкомысленней или же, наоборот, серьезней относиться к жизни. Сначала мы должны быст­рее взрослеть, затем находиться только в зрелом возрасте и никогда не стареть. Мы должны найти свое место в жизни. Где бы «оно» ни было, мы обязаны «добраться» до него. 

Знаете, что произойдет, когда вы набьете себя по горло этими обязательствами? Вы переполнитесь ими и, когда они польются че­рез край, начнете возлагать их ежедневно на кого-то еще: 

  • «Знаешь, что тебе необходимо ... »;
  • «Тебе нужно быть более ... »;
  • «Тебе обязательно надо ... »;
  • «Ты должен ... ».

Некоторым просто мастерски удается поучать и обязывать ок­ружающих. Начальник получает такие «советы» от своего началь­ника, поучает своих подчиненных и так далее. Все это спускается ниже и ниже по служебной лестнице, до кого-то в самом низу, кто пнет кота, придя домой, или сорвется на своих домашних.

Хуже, если мы начинаем предъявлять к себе непосильные тре­бования. Это позволяет окружающим выводить нас из себя. Но как и где мы научились этому? В самом деле, нас постоянно со всех сторон бомбардируют различными требованиями, в необходимость которых мы со временем и сами начинаем верить. Обычно все на­чинается с детства, от родителей: 

  • «С братиком нужно играть осторожнее»;
  • «Нужно хотеть стать врачом (юристом и т. д.);
  • «Ты должен думать об остальных»;
  • «Ты должен стать таким человеком, каким я бы хотел тебя видеть»; 
  • «Ты должен быть отличником, серьезно заниматься спортом и в перерывах петь в ансамбле. И не забудь, что тебя все должны любить». 

Затем вступают учителя: «Ты должен хорошо учиться, при­мерно вести себя, быть честным, добрым и справедливым». Цели часто бывают действительно замечательными, проблему представ­ляет их достижение.

Но знаете, что больше всего убеждает нас? Телевидение! Не только различного рода передачи, кино, но и рекламы. Мы подда­емся на их тонкие намеки: «Вам нужно купить это, иначе с вами случится нечто ужасное. Вас ожидают неудача, полный провал или что-то еще более худшее». 

Одна из реклам выглядит так: с палубы корабля спускается красивый мужчина. На нем зеленый пиджак, зеленая шляпа, зеле­ные брюки и через плечо - зеленая сумка. Как только он сходит на берег, к нему подлетают две обворожительные женщины и начина­ют в полном смысле слова приставать - прямо на экране телевизо­ра. Он бросает взгляд на корабль, где на борту стоит еще один кра­савец (там всегда почему-то только красавцы, в этой рекламе, по каким-то неизвестным причинам нам никогда не показывают угрю­мых и мрачных). Внезапно красавчик на берегу соображает, что нужно сделать. Он достает; из сумки пресловутый одеколон и бро­сает его парню на корабле. Тот брызгается этим одеколоном, затем сходит на берег, к нему тоже подбегают две роскошные женщины и начинают обнимать. В следующей сцене этот красавец идет по ули­це в обществе двух своих подружек, и вдруг они видят мужчину, который в одиночестве сидит за столиком в кафе. Он печален и уг­рюм. Проходя мимо, наш красавец и ему бросает одеколон. Сразу же за его столиком появляются невесть откуда взявшиеся красотки. Он даже не успевает брызнуть его на себя! Все, что нужно, как выясняется, -это чтобы одеколон был где-то рядом с вами. Вы же понимаете, что все это - сплошное надувательство. Мы знаем парня, который принял ванну из этого одеколона, но ему это ничуть не помогло. А рекламодатели заставляют нас поверить, что если мы хотим стать привлекательными для женщин, то нам просто необходимо ( обяза­тельно, настоятельно требуется, мы обязаны) купить этот одеколон. Другой «шедевр» - реклама зубной пасты. Молоденькая парочка на пороге спальни желает друг другу спокойной ночи. Но он не по­чистил зубы той самой пастой, и, когда наклоняется к ней, чтобы поцеловать, из его рта вырывается огромное зеленое облако и ду­шит ее - она падает и умирает. Он убил подружку своим дыхани­ем! Затем диктор говорит что-то типа: «Чтобы в решающий момент с вами не случилось то же - обязательно покупайте нашу пасту». 

Еще одна реклама: мужчина зашел в автобус и видит - сидит красавица, а с ней рядом свободное место. Он думает (разумеется, вслух): «Она опять едет на этом автобусе. Может быть, мне сесть рядом с ней!» Она смотрит на него, очаровательно улыбаясь и явно предвкушая что-то, но в последнее мгновение вдруг начинает поче­сывать голову! И тут мужчине приходит в голову мысль, которая вряд ли возникала еще у кого-нибудь за всю историю человечества. Он думает: «Она, конечно, красива, но она только что почесала го­лову!» И он проходит мимо! 

Этого мужчину можно не принимать в расчет. Никто не рас­суждает так, как он! Однако же диктор верит ему. Он заключает: «Может, вы и не замечали у себя перхоти, но если у вас чешется го­лова - это первый признак, свидетельствующий о ее появлении. Купите наш шампунь против перхоти и вы никогда не окажетесь в подобной ситуации; ведь это так неприятно, правда?» А теперь от­ветьте, часто ли вы чешете голову? И не стала ли она у вас чесаться, когда вы подумали об этом? 
Таким образом продают не только косметику и предметы лич­ной гигиены - так продают все, убеждая, что мы непременно должны купить этот продукт. Существует реклама ко­фе, где одна супружеская пара приходит в гости к другой, и хозяйка спрашивает: «Боб, тебе еще чашечку кофе?» Неизвестно почему, с каким-то непонятным удовлетворением, за Боба отвечает его жена: «Боб никогда не пьет по две чашки кофе». Реклама бы закончилась тут же, если бы Боб заметил своей жене: «Дорогая, вопрос задают мне». Вместо этого Боб кидает взгляд на свою жену и, любезно улыбаясь, говорит: «Спасибо, конечно, кофе мне очень понравил­ся». Жена при этом закатывает глаза и думает вслух: «А дома Боб никогда не пьет вторую чашку!» 
В следующей сцене Боб и его жена завтракают: они пьют вто­рую чашку кофе, затем третью, еще и еще ... Он получил огромную дозу кофеина, пропустил две деловые встречи, но все чудесно. Да­лее следует текст: «Если вы хотите быть заботливой и предусмот­рительной женой, покупайте наш кофе - иначе купит кто-то дру­гой, а теперь вы знаете, к чему это может привести!» Всем известно, что в ситуации, на которую они намекают, не спасет даже вагон ко­фе. 

Как, однако, ловко нас убеждают делать то, что делают дру­гие ... Мы постоянно задаемся вопросом, соответствуем ли мы всем требованиям. Ничего плохого в такой самооценке нет. Но некото­рые заходят слишком далеко и налагают на себя и окружающих не­померные обязательства. Самое плохое в нагнетании страха и чрез­мерных обязательствах то, что они позволяют окружающим и об­стоятельствам взять верх и безраздельно властвовать над нами. 

Я (А. Л) живу на юге Калифорнии, где умение предъявлять к себе и окружающим повышенные требования стало особого рода искусством. Почти все озабочены только тем, на какой социальной ступени они находятся. Самое главное для них - поразить своим достатком, из их ртов так и сыплется бесконечный поток названий - самых разных: «Я ехала в своем новом «BMW» ( «Мерседесе» или «Порше») и попала в пробку». Вы в удивлении пытаетесь сооб­разить, к чему это было сказано, пока наконец не понимаете, что просто ваше внимание обратили на новую машину. Эти люди пытаются везде и всегда любым способом произвести впечат­ление. 

Другие при первой встрече нападают на вас с расспросами: «Привет, а где вы живете?», «Да, а в каком районе?», «У вас свой дом, как у нас, или квартира?», «А на какую сторону у вас выходят окна?», и после того, как вы наконец ответите на все вопросы и об­наружится, что вы не настолько преуспевающий человек, как тот, кто вас спрашивает, тон станет менее заинтересованным и в нем появятся даже нотки неодобрения. Мне пришлось приложить нема­ло усилий, чтобы научиться не позволять таким людям выбивать меня из колеи. 

Если говорить о Нью-Йорке, где я (А Э.) живу, там так же раз­вито искусство предъявления требований. Как-то раз, оказавшись в Лонг-Айленд, я встретил приятеля, который мне шепотом сообщил, что Джорж ( его сосед) - «большой оригинал». Сначала я подумал, что это похвала, но тон его голоса ясно выражал неодобрение. Я наивно поинтересовался, в чем же это проявляется. Взглянув на ме­ня с удивлением (как будто считая, что все и так понятно), мой при­ятель объяснил: «Джорж платит за дом в четыре раза меньше, чем все остальные. У него другое финансовое положение». Подумать только! Он хвалился тем, что платит за дом в четыре раза больше, хотя его дом на 15 лет старше того, что купил Джорж! И он ничуть не сомневался, что на меня должны были произвести впечатление его возможности, а Джорж должен чувствовать себя человеком вто­рого сорта. Классический пример! 

Эти «житейские» истории доказывают, насколько чреваты по­пытки угнаться за кем-то. Хуже всего предъявлять к себе завышен­ные требования, ориентируясь на свое окружение, и обвинять себя, если вы не в силах выполнить их, - тем самым провоцируете наи­более тяжелые для себя последствия, потому что, во-первых, уни­жаете себя и, во-вторых, позволяете окружающим действовать себе на нервы. 

Третий тип губительного мышления - совершенно противоположная крайность - отрицание важности. происходящего (рационализация).

Оправдание - есть то жe, что полное отсутствие реакции. Такие люди пытаются не замечать, что происходит, или не придавать этому большого значения. Ус­покаивая себя: «Кому какая разница!», «Большое дело!», «Это меня не волнует!», «Ну и что?», они стараются поверить, что и все ос­тальные ничего не чувствуют. На самом жe деле они обманывают себя, а глядя на них, мы тоже пытаемся обмануть caмих себя

Объясняя все происходящее, мы прячем свои чувства, скрыва­ем их даже от себя. Представим, что вам предстоит развод, которого вы совсем не хотите. Если вы пытаетесь преуменьшить его значе­ние, то, скорее всего, станете твердить что-то вроде приведенного выше. Конечно, не следует все слишком драматизировать (вы должны понимать, что это не так уж ужасно и не смертельно и можно пережить), но если вы, напротив, будете убеждать себя, что для вас это не имеет значения, то лишь сдержите естественные чув­ства, чего не следует делать. Такое «безразличие» может работать лишь недолгое время, зато сделает вас более уязвимыми для всех обстоятельств, действующих на нервы, потому что вы не научились успешно предотвращать их. 

Некоторые родители считают, что они сделали все, что могли, для своего ребенка (пусть это будет сын), когда думают: «Все, я больше не могу. Пусть катится ко всем чертям. Я сдаюсь. Если он хочет разрушить себе жизнь, пускай. Меня это не волнует. Я боль­ше ничего не буду делать». Обычно это происходит после того, как папочка и мамочка, долгое время нагнетая страх, обязывали сына к чему-то. Но пройдет день-два, и они снова начинают все преувели­чивать и требовать, требовать без конца. Так они бросаются из одной крайности в другую. 

Другие пытаются утешиться, когда, скажем, не получили по­вышения по службе, убеждая себя: «Какое кому дело? Ничего страшного. Это их упущение. Мне-то что, если эти болваны не мо­гут распознать талант. Да мне бы наверняка и не понравилась эта работа». Не слишком ли бурный протест? 

Многие объяснения не стоят и выеденного яица - неважно, касаются ли они отказа в повышении или в приеме на работу, не­удачи в любви, в том, что вас не избрали (все равно кем - прези­дентом ли компании или капитаном футбольной команды), или же дело в отсутствии желаемого богатства или популярности. Мы час­то оправдываем наши неудачи: «Сейчас просто момент неподходя­щий, чтобы просить повышения» или «За меня могли бы попросить и другие». 

Оправдывая свое несоответствующее или же неэтичное пове­дение, мы тем самым поощряем свои поступки. «Все в классе спи­сывают - это совсем не трудно, да и наш учитель - такой подха­лим». Психологи называют подобный тип мышления когнитивным диссонансом. Это означает, что человек может бесконечно долго объяснять и оправдывать свое поведение. 
Используя данный метод, мы не пытаемся решить проблему. Мы можем прибегать к этому способу даже в серьезных обстоя­тельствах. Обследуя женщин по подозрению на рак груди, им зада­вали вопрос: «Сколько времени прошло с тех пор, как вы впервые обнаружили необычные уплотнения в груди, и до того, как вы обра­тились к врачу?» В среднем оказалось полгода! Некоторые ждали годы! Когда их спрашивали о причинах такого промедления, они отвечали: «Не хотелось усложнять себе жизнь», «Я думала; что, ес­ли не буду обращать внимания, все само пройдет», «Мне было страшно, что диагноз подтвердится». За эти полгода можно было предотвратить развитие рака, удалив опухоль на ранней стадии раз­вития. И все же мы предпочитаем «не придавать особого значения», осуществляя «рациональный подход», как нам кажется. 

Похожий пример: несколько человек, перенесших сердечный приступ, подверглись социологическому опросу. Ответы поразили социологов. Спрашивая: «Когда вы поняли, что у вас сердечный приступ, что вы сделали?», они ожидали услышать в ответ: «Я по­звонил в службу 911 (или«. .. жене»,«. .. другу» и т.д.)». Больше тре­ти опрашиваемых ответили, что начали делать энергичные физиче­ские упражнения (прыжки, бег по лестнице ... )! Могло ли это по­мочь? Нет! 

Но вероятно, в этом был какой-то смысл, если принять во внимание, что они просто отбрасывали мысль о возможности при­ступа: «У меня нет никакого приступа, черт возьми. Это просто легкое недомогание. Ничего страшного. Сейчас все пройдет». Мы так боимся сердечного приступа, что не допускаем мысли о нем, даже если чувствуем сильную боль в груди. 
Если мы так относимся к серьезным вещам, то что говорить о незначительных повседневных проблемах. Когда кто-то или что-то начинает нервировать нас, мы предпочитаем просто не обращать на это внимания. Такой тип мышления на руку тем, кто пытается управлять нами. Но так не может продолжаться всегда. Вы не смо­жете долго не замечать или отрицать существование проблемы. Хо­тя вы стараетесь уклониться от нее, она все же никуда не исчезает и, будьте уверены, вскоре возникнет опять! 

Мы наконец-то определили, что является нашим истинным врагом: три типа мышления, которые не позволяют эффективно бо­роться со всем, что действует нам на нервы ( это - нагнетание страха, обвинение, отрицание важности происходящего). Теперь мы сможем выяснить, как же избавиться от них и что предложить вза­мен.