Стивенс Л.: Больной против психотерапии

(Лоренс Стивенс (Lawrence Stevens), д-р юр. наук)

Перевод Игоря Гирича, 2001 г.

"То, что нам нужно - больше хороших друзей и меньше профессионалов".
- Джеффри Мэссон (Jeffrey Masson), д-р филос. наук, в его книге «Против терапии» (Atheneum, 1988, стр. XV).

Обычно лучший человек, с которым можно поговорить о своих проблемах в жизни - это хороший друг. Как говорят, "врачи - дорогие друзья". Аналогично, друзья - недорогие "врачи". Вопреки популярной вере, и вопреки пропаганде профессионалов в области душевного здоровья, обучение психиатров, психологов и других профессионалов в этой сфере, не даёт ничего, или почти ничего, для того, чтобы они были лучше подготовлены как советчики или "врачи". Могло бы казаться логичным для формальных обладателей степеней вроде доктора философии в сфере психологии, доктора медицинских наук в сфере психиатрии или медицинского социального работника заявлять о некоторой компетентности в своей области. Истина, однако, чаще противоположна: Вообще, чем меньше человек предлагает свои услуги в качестве советчика, тем более вероятно, что он или она – хороший советчик, так как такой советчик полагается только на компетентность (а не на учёную степень). Вообще, лучший человек, с кем можно поговорить – это человек, который сам прошёл через те же проблемы, с которыми столкнулись Вы в повседневной жизни. Как правило, Вы только выиграете от того, что избегнете "профессионалов", заявляющих о своей значимости, вытекающей из того, что они потратили несколько лет на академическое или профессиональное обучение.

Когда я спросил одну лицензированную социальную работницу со степенью магистра по социальной работе, которая совсем недавно работала в психиатрической больнице, думает ли она, что психиатры, с которыми она совместно работала, имеют какое-нибудь особое понимание людей или их проблем, её ответом было звучное «нет». Я задал тот же вопрос судье, который имел богатый опыт общения с психиатрами в зале суда, и он дал мне тот же самый ответ, и сделал это очень выразительно. Также я интересовался мнением преподавателя средней школы, работавшего в качестве консультанта, помогающего молодым людям преодолеть склонность или привыкание к наркотикам, который и как преподаватель, и как консультант по наркотикам, имел значительный опыт общения с психиатрами и с теми, кто с ними консультируются. Я спросил его, чувствует ли он, что психиатры лучше понимают человеческую природу или человеческие проблемы, чем он сам или другие люди, не являющиеся профессионалами в сфере душевного здоровья. Он немного подумал и затем ответил: "Нет, по правде говоря, я не думаю так".

В своей книге «Против терапии», критикующей психотерапию, изданной в 1988 г., психоаналитик Джеффри Мэссон (Jeffrey Masson), д-р филос. наук, говорит относительно того, что он называет "мифом об обучении" психотерапевтов: "Врачи обычно хвастаются об их 'экспертизе', о 'сложном обучении', которое они прошли. При обсуждении компетентности можно часто услышать фразы, подобные 'он был хорошо обучен' или 'он прошёл специальное обучение'. Люди имеют довольно смутные представления о характере обучения психотерапии, и врачи редко посвящают пациентов в детали этого. Они поступают так по серьёзной причине: часто их обучение более чем скромно... Наиболее сложные и длинные программы обучения - классические психоаналитические, но не из-за количества материала, который должен быть охвачен. Я потратил восемь лет на психоаналитическое обучение. Оглядываясь назад, я чувствую, что мог бы узнать основные идеи примерно за восемь часов сосредоточенного чтения" (Atheneum/Macmillan Co., стр. 248).

Иногда даже сами психиатры и психологи признают, что не имеют никаких специфических экспертных способностей. Некоторые из таких признаний я услышал от людей, которых я знал как друзей, и которым пришлось практиковать в качестве психологов. Показательны замечания одного психолога, д-ра филос. наук, который сказал мне, как удивились члены его семьи, узнав, что, люди оплатят ему $50 в час только за то, чтобы обсудить их проблемы с ним. Он признал, что на самом деле это не имело большого смысла, так как они могли сделать то же самое со многими другими людьми бесплатно. "Конечно", сказал он, "завтра я снова собираюсь идти в свой офис и получать $50 в час за разговор с людьми". Из-за инфляции сегодня стоимость обычно больше $50 в час.

В своей книге «Господство ошибки», изданной в 1984 г., психиатр Ли Колмэн (Lee Coleman), д-р мед. наук, говорит: "психиатры не имеют никаких имеющих силу научных инструментов или методов экспертизы" (Beacon Press, стр. IХ).

Гарт Вуд (Garth Wood), д-р мед. наук, британский психиатр, включил в свою книгу «Миф о неврозе», изданную в 1986 г., следующие утверждения: "Обычно считается, что психиатры имеют способность 'заглянуть в наши умы', понять работу души, и, возможно, даже предсказывать наше будущее поведение. В действительности, конечно, они не обладают никакими такими навыками... По правде говоря, в психиатрии имеется очень немного болезней, и ещё меньшее количество успешных методов лечения... В постулировании гипотетических психологических и биохимических причинных процессов психиатры склонны создавать дымовую завесу над несомненным фактом, что в реальном мире нетрудно распознать или вылечить большинство психиатрических болезней. Интеллигентному обывателю потребуется лишь несколько дней, чтобы научиться делать это" (Harper & Row, 1986, стр. 28-30).

Статья в журнале «Time» в 1979 г., названная "Депрессия психиатрии" сделала такое наблюдение: "Сами психиатры подтверждают, что их профессия часто отдаёт современной алхимией – она полна жаргона, спутанности и мистификации, а обладает лишь небольшими реальными знаниями" ("Психиатрия на койке", журнал «Time», 2 апреля, 1979, стр. 74).

Я как-то спросил одну социальную работницу, консультанта для «проблемных» подростков, в чьи обязанности входило индивидуальное и семейное консультирование, чувствует ли она, что образование, которое она получила при получении степени магистра по социальной работе, сделало её более квалифицированной для её работы, чем она была бы без этого образования. Она сказала, что какая-то часть её хочет ответить «да», потому что, в конце концов, она потратила много времени и сил на обучение. Она также упомянула несколько второстепенных выгод от получения образования. Она заключила, однако: "Большинство из того, что я сделала, думаю, я могла бы сделать без образования".

Большинство профессионалов в сфере душевного здоровья, однако, имеет понятные эмоциональные или душевные затруднения, когда им приходится признать, что они посвятили, а, фактически, потратили впустую, несколько лет их жизней на получение диплома, и не более способны понимать людей или помогать им, чем они могли бы без образования. Многие знают это, но не будут, или будут очень редко, признаваться в этом другим. Некоторые не могут даже себе признаться в этом.

Ханс Айзенк (Hans J. Eysenck), д-р филос. наук, является профессором психологии в Лондонском университете. В выпуске за декабрь 1988 г. журнала «Psychology Today», главный редактор журнала описал доктора Ейсенка как "одного из самых известных и наиболее уважаемых в мире психологов" (стр. 27). Этот высокоуважаемый психолог делает такое заключение относительно психотерапии: "Я доказывал в прошлом и указывал многочисленные эксперименты в поддержку своих аргументов, что имеется мало доказательств практической эффективности психотерапии... свидетельства, на которых основаны эти взгляды, являются весьма сильными и усиливаются с каждым годом" ("Теория обучения и терапия поведения", в книге «Терапия поведения и неврозы», Pergamon Press, 1960, стр. 4). Доктор Айзенк сказал это в 1960 году. В 1983 году он сказал: "Эффективность психотерапии всегда была "призраком на брачном пиру", где тысячи психиатров, психоаналитиков, клинических психологов, социальных работников и других празднуют счастливое событие и не принимают во внимание потребность в доказательстве преждевременной кристаллизации их поддельной ортодоксальности" ("Эффективность психотерапии: призрак на пиру", The Behavioral and Brain Sciences 6, стр. 290).

В книге «Новый наряд императора: Голая правда о новой психологии», (Crossway Books, 1985) Уильям Кирк Килпатрик (William Kirk Kilpatrick), профессор образовательной психологии Бостонского колледжа, доказывает, что мы приписали психологам право экспертизы, которым они не обладают.

В 1983 г. три профессора психологии в университете г. Вэсли (Wesley) в штате Коннектикут опубликовали статью в профессиональном журнале «The Behavioral and Brain Sciences», названную "Анализ психотерапии в связи с исследованиями плацебо". Резюме статьи заканчивается такими словами: "...не имеется никаких доказательств того, что эффективность психотерапии выше, чем эффективность плацебо" (Лесли Приоло (Leslie Prioleau) и другие, том 6, стр. 275).

Джордж Р. Бач (George R. Bach), д-р филос. наук, психолог, и его соавтор Рональд М. Деуцч (Ronald M. Deutsch), в их книге «Спаривание», делают такое наблюдение: "Нет достаточного количества врачей, чтобы выслушать даже крошечную долю этих пар, и, кроме того, терапия не слишком успешна. Напротив, популярное впечатление, возникающее, когда проводят встречи врачи типа консультантов по вопросам брака, почти неизменно: почему их терапия эффективна только в меньшинстве случаев?" (Peter H. Wyden, Inc., 1970, стр. 9).

В своей книге «Что неправильно в движении по охране душевного здоровья», K. Эдвард Реннер (K. Edward Renner), д-р филос. наук, профессор факультета психологии в Университете штата Иллинойс в Урбане, делает такое наблюдение в его главе, названной "Психотерапия": "Когда включены контрольные группы, их члены выздоравливают в той же степени, что и пациенты, получавшие лечение... Восторженная вера, выражаемая врачами относительно их эффективности, несмотря на отрицательные результаты, иллюстрирует проблему врача, который каждый день много раз должен принимать важные человеческие решения. Он находится в очень неловком положении, если он сам не верит в то, что он делает" (Nelson-Hall Publishers, 1975, стр. 138-139; выделено в оригинале).

Пример этого произошёл в психиатрической клинике в Kaiser Foundation Hospital в Окланде, Калифорния. Из 150 людей, искавших психотерапевтической помощи, все были помещены в психотерапию, кроме 23, помещённых в список ожидающих. Через шесть месяцев доктора проверили тех, кто находился в этом списке, чтобы увидеть, насколько лучше по сравнению с ними чувствуют себя люди, получавшие психотерапию. Вместо этого авторы исследования обнаружили, что "Состояние получавших терапию пациентов не улучшилось существенно по сравнению с теми, кто находился в списке ожидающих" (Мартин Гросс (Martin L. Gross), The Psychological Society, Random House, 1978, стр. 18).

Во втором издании своей книги «Передаётся ли алкоголизм по наследству?», опубликованном в 1988 году, Дональд В. Гудвин (Donald W. Goodwin), д-р мед. наук, говорит: "Вряд ли имеются какие-либо научные доказательства того, что психотерапия для алкоголизма или любого другого состояния кому-нибудь помогает" (Ballantine Books, 1988, стр. 180).

Британский психиатр Гарт Вуд (Garth Wood) критикует современную "психотерапию" в своей книге «Миф о неврозе», изданной в 1986 году, такими словами: "Эти дезориентированные создатели мифа пытаются заставить нас верить, что бесконечные тайны разума столь же поддаются их экспертизе, как слесарное дело или автомобильный двигатель. Это - чушь. Фактически эти врачи «разговорного жанра», практики косметической психиатрии, не имеют достаточного образования или навыков в искусстве полноценной жизни. Примечательно, что они дурачили нас так долго... Запуганные их статусом людей науки, преклоняясь перед их академическими званиями, околдованные аббревиатурами, стоящими после их имён, мы, легковерные, упиваемся их претенциозной ерундой, как будто это евангельская истина. Мы должны научиться признать их теми, кем они являются – не имеющими никакого специального знания человеческой души, но, тем не менее, желающими зарабатывать на жизнь распространением мифа о том, что они действительно знают, как работает разум" (стр. 2-3).

Преимущество общения с друзьями по сравнению с профессиональной психотерапией иллюстрируется в замечаниях женщины, интервьюируемой Барбарой Гордон (Barbara Gordon) в книге, изданной в 1988 году: "Для Франчески психотерапия была смешанным благом. 'Она помогает, но не так, как несколько хороших друзей', - сказала она. '...Я плачу врачу, чтобы он выслушал меня, и через сорок пять минут он говорит: 'Наше время истекло; мы продолжим на следующей неделе'. С другой стороны, другу Вы можете позвонить в любое время и сказать: 'Мне нужно поговорить с тобой'. Друзья - рядом, и они действительно любят Вас и хотят помочь". В интервью с другой женщиной на той же странице той же книги, госпоже Гордон сказали относительно боли от потери мужа: "Вероятно, хорошие психиатры могут помочь, но те двое, к которым обращалась я, ничем не помогли" (Барбара Гордон, «Боль Дженнифер», Harper & Row, 1988, стр. 132).

Выпуск журнала «Science» за июнь 1986 года включал статью Берни Зилбергелда (Bernie Zilbergeld), психолога, говорящего, что "мы попадаемся на крючок терапии, тогда как разговор с другом даст то же". Он цитирует одно из исследований Вандербильтского (Vanderbilt) университета, в котором сравнивались профессиональная "психотерапия" и обсуждение проблем с заинтересованными, но необученными людьми: "Молодые люди с разнообразными неврозами были распределены между двумя группами терапевтов. Первая группа состояла из лучших профессиональных психотерапевтов данного региона, со средним опытом работы 23 года; вторая группа была составлена из профессоров колледжа, имевших репутацию хороших собеседников, но без обучения в области психотерапии. Врачи и профессора видели своих клиентов не более 25 часов. Результаты: "Пациенты, проходившие психотерапию с профессорами колледжа, показали ... количественно такие же улучшения, как и пациенты, с которыми работали опытные профессиональные психотерапевты" (стр. 48). Зилбергелд указал, что "упомянутые выше исследования в Вандербильте – далеко не единственные, разоблачающие заявления о профессиональном превосходстве" (там же, стр. 50).

Мартин Л. Гросс (Martin L. Gross), член факультета Новой школы социальных исследований и ассистент профессора социальной истории в Нью-Йоркском университете, доказывал, что "представление о том, что человек, обучавшийся медицине, или обладатель докторской степени по психологии имеет особое понимание человеческой природы, ложно" (цитируется в "And ACLU Chimes In: Psychiatric Treatment May Be Valueless", Behavior Today, 12 июня, 1978, стр. 3).

В самой идее "психотерапии" заложена неявная вера в то, что "психотерапевты" имеют особые навыки и особое знание, которыми не обладают другие люди. В этом споре против "психотерапии" я доказываю только, что беседа с психотерапевтами - не лучше, чем беседа с другими людьми. В своей защите психотерапии в книге, изданной в 1986 году, психиатр Е. Фуллер Торри (E. Fuller Torrey) выдвигает такой аргумент: "Утверждение, что психотерапия не работает, подобно утверждению, что проституция не работает; наслаждающиеся выгодами от этих персональных сделок продолжают делать это, независимо от того, что говорят эксперты и исследователи" («Ведьмы и психиатры: Общие корни психотерапии и её будущее», Jason Aronson, Inc., стр. 198). Если Вы действительно отчаянно желаете с кем-то поговорить, то "психотерапия" может быть фактически приятной. Однако, если Вы имеете хорошую сеть друзей или членов семьи, которые конфиденциально поговорят с Вами и искренне поймут Ваши интересы, то нет никакой потребности в "психотерапии". Точно так же, как счастливо женатый человек или человек с хорошими сексуальными отношениями с постоянной подругой вряд ли будет нанимать проститутку, люди с хорошей дружбой с другими людьми вряд ли будут нуждаться в "психотерапии".

А что если Вы нуждаетесь в информации о том, как решить проблему, которую не могут решить ваша семья и друзья? В этом случае обычно лучший человек для Вас - тот, кто прошёл или проходит через ту же проблему, перед которой стоите Вы. Иногда хороший способ найти таких людей - посещение встреч группы, организованной для разрешения тех проблем, которые имеете Вы. Примеры (в алфавитном порядке) – Анонимные Алкоголики (Alcoholics Anonymous), группы поддержки страдающих болезнью Альцгеймера (Alzheimer's Support groups), группы самопомощи страдающих агорафобией (Agoraphobia Self-Help groups), Al-Anon (для родственников алкоголиков), группы поддержки инвалидов (Amputee Support groups), группы поддержки страдающих анорексией/булимией (Anorexia/Bulimia support groups), группа страдающих афазией (The Aphasia Group), артритом (Arthritics Caring Together), Дети Алкоголиков (Children of Alcoholics), группа борьбы с раком (Coping With Cancer), Анонимные Должники (Debtors Anonymous), группы помощи разводящимся (divorce adjustment groups), ассоциации защиты отцовских прав (father's rights associations)(для разведённых), Анонимные Игроки (Gamblers Anonymous), группы поддержки страдающих герпесом (herpes support) и социальные группы типа ПОМОЩЬ (HELP), Нуждающиеся Матери (Mothers Without Custody), Nar- Anon (для родственников наркоманов), Анонимные Наркоманы (Narcotics Anonymous), Анонимные Обжоры (Overeaters Anonymous), Анонимные Родители (Parents Anonymous), Parents in Shared Custodies, Родители Без Партнеров (Parents Without Partners), Potsmokers Anonymous, Resolve, Inc.(группа поддержки, занимающаяся проблемами бесплодия и самопроизвольных абортов), Shopaholics Ltd., группы холостяков, Анонимные Курильщики (Smokers Anonymous), группа поддержки заикающихся (The Stuttering Support Group), женские группы и организации помощи одиноким матерям. В местных газетах часто есть списки встреч подобных организаций. Человек с проблемами, подобными Вашей, потративший большую часть жизни на их решение, гораздо более вероятно, знает лучший путь для Вас, чем "профессионал", который, предположительно, - эксперт по решению всех видов проблем для всех видов людей. Миф профессионального обучения психотерапии настолько широко распространён, однако, что в группах самопомощи Вы можете найти людей, которые порекомендуют Вам конкретного психиатра, психолога или социального работника. Если Вы услышите это, помните то, что Вы прочитали (выше) в этой брошюре и игнорируйте эти рекомендации и направления и получите любую рекомендацию, в которой Вы нуждаетесь, от непрофессиональных людей в группе, имеющих личный опыт в той проблеме, которая беспокоит Вас. Вы, вероятно, получите лучший совет и – что важно - избежите психиатрического клейма.

В своей книге «Новое руководство по рациональной жизни», Альберт Эллис (Albert Ellis), д-р филос. наук, нью-йоркский психолог, и Роберт А. Харпер (Robert A. Harper), д-р филос. наук, говорят, что они следуют "образовательной, а не психодинамической или медицинской модели психотерапии" (Wilshire Book Co., 1975, стр. 219). В своей книге «Подготовьтесь, настройтесь на то, чтобы сделать психотерапию успешной для Вас», психотерапевт и профессор психологии Харви Л. Сакстон (Harvey L. Saxton), д-р филос. наук, пишет: "Что является психотерапией? Психотерапия - просто вопрос переучивания. Переучиванние подразумевает отказ от устаревших понятий и знакомство с новыми и осуществимыми. Пациенты, в некотором смысле, подобны студентам; они нуждаются в способности и готовности участвовать в процессе переучивания" (University Press of America, 1993, стр. 1). В книге «Когда разговор недёшев, или как найти правильного врача, когда Вы не знаете, с чего начать», психотерапевт Мэнди Афтел (Mandy Aftel), M.A., и профессор Робин Лакофф (Robin Lakoff), д-р филос. наук, говорят: "Терапия... – форма образования" (Warner Books, 1985, стр. 29). Так как так называемая психотерапия - форма образования, а не терапия, то Вам нужен не доктор или врач, а человек, квалифицированный для того, чтобы обучить Вас в той области, в которой у Вас возникла трудность. Тот, кто заявляет, что является экспертом благодаря "профессиональной" программе обучения психотерапии, редко, если вообще когда-либо, будет лучшим советчиком для Вас. 

Счетчик

 

Пациентов принимает внимательный терапевт в Харькове. | центр репродукции