Выяснение намерений супругов

Теперь, после того, как мы рассмотрели некоторые нравственные аспекты брака и семейного консультирования, вы готовы принять первую супружескую пару. Занимаясь консультированием в первую очередь следует выяснять ситуацию и намерения каждого супруга. Люди обращаются в (233:) консультации по вопросам семьи и брака по разным причинам, мы перечисляем ниже некоторые из них:

1. Улучшить взаимоотношения. Это наиболее очевидная причина, но далеко не единственная.

2. Получить поддержку психотерапевта в намерении развестись.

3. Саботировать терапию чтобы получить благовидный предлог для развода (например, «Вот видишь, даже семейная консультация не может помочь нам; нам было бы лучше развестись»).

4. Разобраться в вопросе, хотят все-таки супруги жить вместе или нет.

5. Узнать мнение специалиста о целесообразности сохранения брака или женитьбы (добрачное консультирование).

6. Получить разрешение на развод.

7. Получить помощь в том, чтобы сохранить собственную неверность в тайне или добиться семейного договора, в котором разрешался бы адюльтер.

8. Заставить супруга прекратить внебрачные связи.

Если вы изначально полагаете, что все пары приходят на консультацию с целью улучшения взаимоотношений, вы можете потратить напрасно время многих сеансов, неправильно оценив проблему. Также не следует считать, что супруги будут делиться своими истинными намерениями друг с другом. Они могут бояться последствий разглашения своих планов или могут быть слишком робкими, чтобы заняться поиском того, что они действительно хотят. Чтобы разобраться в намерениях пациентов мы советуем психотерапевтам первый сеанс провести втроем, но затем половину следующего сеанса, целый сеанс или даже несколько сеансов встречаться с супругами раздельно и выяснить, что же каждый из них хочет. Для этого лучше всего прямо спросить пациентов об их планах. Ниже мы даем фрагмент начала индивидуального сеанса, на котором выясняются намерения пациента:

«Итак, господин Джонс, когда мы встречались на прошлой неделе втроем с вашей женой, Вы сказали, что обратились сюда за помощью в укреплении брака. Я хотел бы спросить Вас, возможно существуют какие-то вещи, о которых Вы хотите сказать мне конфиденциально в момент отсутствия вашей жены? До того, как Вы ответите, позвольте мне дать разъяснения. Люди обычно обращаются в семейную консультацию по разным причинам. Некоторые приходят за разрешением на развод, другие надеются, что психотерапевт поможет положить конец побочным связям супруга, третьи саботируют терапию с тем, чтобы получить предлог для развода и т.д. Поэтому я хотел бы знать ваши чувства и намерения. Что Вы хотели бы получить от сеансов? Если Вас что-то беспокоит и Вы не (234;) хотите, чтобы Ваша жена знала об этом, скажите мне об этом конфиденциально».

Когда психотерапевт начинает индивидуальные сеансы, вероятно, жена захочет узнать, о чем говорил муж и наоборот. Например, если психотерапевт помогает пациенту расстаться с женой и пациент сообщает об этом жене, возможно, она будет расстроена и дальнейшее лечение окажется безуспешным. Чтобы избежать подобных проблем, не забудьте сказать пациенту или пациентке, что если дома поинтересуются, о чем они говорили на сеансе, он или она могут ответить: «Мы обсуждали мои проблемы». Обычно такой ответ устраивает другую сторону, так как он подчеркивает, что психотерапевт осознает существующие проблемы. И после этого супруги обычно не возражают против индивидуальных сеансов, по крайней мере, временно. Если обе стороны имеют одинаковые намерения, вы можете в дальнейшем назначать совместные сеансы. Если муж и жена имеют различные планы, какой выбор есть у вас? Если намерения супругов серьезно расходятся, работа психотерапевта становится более сложной и вопросы конфиденциальности и лояльности приобретают особое значение. Совершенно ясно, что врач не может помочь улучшить отношения одной стороне и одновременно помочь другой стороне развестись. Ситуация ухудшается, если один из супругов признался в конфиденциальной беседе о намерении развестись, но не хочет, чтобы об этом знала другая сторона. Такие проблемы обрисованы в следующем наблюдении. Мы приводим этот случай в качестве примера проблем, возникающих при попытках врача проводить совместные консультации с супругами, имеющими различные намерения:

Сэму и Джин примерно по 35 лет, они прожили десять лет и имеют троих детей. После выяснения отношений в связи с подозрением Сэма, что жена ему изменяет, он ушел из дома. Через две недели после его ухода Сэм предложил обратиться в семейную консультацию. Сэм сообщал, что его подозрения оказались ошибочными. У него был вспыльчивый характер и он часто взрывался. Он сожалел о своем поведении и хотел, чтобы жена его простила и он мог бы вернуться домой. Джин сказала, что Сэм требовательный и суровый человек, что он всегда критиковал ее за то, как она вела домашние дела, и в целом плохо относился к ее родителям. Сэм сообщал, что у Джин тоже есть много недостатков. Она часто заводила его в заблуждение в отношении финансовых проблем и в общих семейных спорах выступала против него.

Получив данную информацию психотерапевт решил побеседовать с пациентами отдельно. Сэм сообщил, что он любит свою жену. Он осознавал, что в последние годы их взаимоотношения в браке ухудшились, он признал, что его ригидное импульсивное поведение сыграло в этом свою роль. Он был готов сделать все, что угодно, чтобы удержать Джин. Она (235:) сообщила, что испытывает отвращение к его критике и патологической педантичности. Она никогда не изменяла Сэму, хотя знакома с мужчиной, который ей очень нравится. Она хотела развестись и отнеслась отрицательно к предложению подумать, как можно улучшить их взаимоотношения. Джин не хотела говорить Сэму о своем решении из-за страха его мести. Однако, она больше боялась не этого, а реакции ее родителей и детей. Она считала, что родители и дети сочтут ее грешницей и отвернутся от нее. Поэтому Сэм, и особенно ее семья, не должны знать о ее планах.

С Джин состоялась еще одна встреча. Она сообщила, что займется разводом тогда, когда найдет способ возложить всю вину за это на Сэма. Психотерапевт обещал сохранить эту информацию в секрете. В ходе лечебных сеансов, как можно догадаться, Сэм более охотно сотрудничал с врачом. Когда Джин рассказала, что в его поведении больше всего действует ей на нервы, Сэм прилежно старался исправить свои недостатки. Он внимательно слушал все советы врача и выполнял точно все поведенческие домашние задания. Джин, в свою очередь, не признавала своей неправоты, не выражала намерения измениться и отрицала гнев или другие негативные чувства к Сэму. Джин никогда не упоминала о своем гневе по отношению к Сэму или о намерении развестись; эта тема оказалась запретной, поскольку психотерапевт обещал Джин хранить ее секреты. Совместная семейная терапия через несколько сеансов была закончена безрезультатно.

Этот случай был особенно сложен для психотерапевта прежде всего потому, что Сэм был введен в заблуждение. В то время, как Сэм упорно трудился над укреплением семьи, психотерапевт и Джин знали, что это безнадежное занятие. Она после непродолжительного семейного консультирования решила разрешить Сэму вернуться в семью на некоторое время с тем, чтобы затем спровоцировать его уход. То есть, он оказался бы виновным, а родители, дети и друзья не обвиняли бы Джин в разводе. Хотя можно было признать, что Сэм на сеансах получил много полезных сведений для себя, все же это было не то, на что он надеялся. Он постарался избавиться от чрезмерной педантичности, которая помимо жены, задевала много других людей. У него снизился страх оказаться одиноким. Он научился определенным социальным навыкам, например, навыкам более эффективного общения с женой и другими женщинами. Все эти изменения могут быть полезны для него независимо от того, сохранится его брак или нет. Но подчеркнем еще раз, он рассчитывал не на эти приобретения. Ретроспективный взгляд на проблему показал, что психотерапевт изначально совершил ошибку, взяв эту пару на семейную терапию, поскольку был очевиден конфликт между намерениями супругов. Сэму и Джин были рекомендованы индивидуальные сеансы для оказания помощи (236:) в решении существующих проблем. Психотерапевт высказал мнение, что решение Джин развестись основывалось на сильном чувстве гнева на Сэма. Если ей изменить свои требования и в результате этого освободиться от гнева, возможно, она иначе отнеслась бы к предполагаемому разводу. После обсуждения этого вопроса, Джин сообщила, что она по-прежнему хочет развестись, но ее останавливает страх быть отвергнутой ее родственниками. В течение значительного промежутка времени проводилась работа над этой проблемой, в результате она приобрела способность принять решение. Одновременно психотерапевт работал индивидуально с Сэмом над его проблемами: преодоление его требовательности, его страха быть отвергнутым, коррекция его патологической педантичности, улучшение социальных навыков. Хотя Сэм считал, что эти изменения сделают его более привлекательным для Джин, психотерапевт подчеркивал, что они пойдут Сэму на пользу и сделают его более привлекательным как для Джин, так и для других женщин; врач не пытался помочь Сэму прежде всего вернуть Джин.

Таким образом, когда намерения супругов вступают в конфликт, мы считаем, что лучше проводить индивидуальные сеансы с супругами (или с кем-то одним из них). Пациентам, затрудняющимся решить судьбу брака или испытывающим слишком сильный страх или чувство вины перед разводом, можно помочь сначала разрешить собственные эмоциональные проблемы и затем помочь принять решение. Маловероятно, что пациенты будут говорить свободно о таких проблемах на совместных сеансах. Скорее всего проблемы останутся неразрешенными и сеансы семейного консультирования не дадут результата.

Тип материала: 

Счетчик