ПОКАЗАТЕЛЬНЫЙ ПРИМЕР РАЦИОНАЛЬНО-ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ

Для того чтобы показать, как РЭТ работает с типичным кли­ентом, позвольте мне обрисовать вкратце лечебные процедуры, которые применялись в случае с Родой С., 35-летней женщиной-врачом, которая пришла на терапию из-за того, что не могла под­держивать любые продолжительные отношения с мужчинами, хотя и говорила, что жаждет замужества. До рациональной тера­пии она лечилась посредством психоанализа в течение четырех с половиной лет, достигла небольших успехов в своих эмоциональ­ных отношениях и, в основном, ей говорили, что она чересчур привязана к своему отцу, ищет мужчин, которые напоминают его, боится подобных кровосмешению романов с ними и на самом деле является скрытой лесбиянкой. Хотя она в целом принимала эти интерпретации и находилась в теплых взаимоотношениях со своим аналитиком, который был мужчиной, она все-таки была абсолютно фригидной со своими приятелями и бежала от них, когда ее привязанности становились довольно сильными.

Во-первых, мы работали с Родой над ее специфической про­блемой фригидности. Казалось, ей не нравилось заниматься сексом с женщинами, но она была чрезвычайно обеспокоена тем, чтобы добиться успеха у мужчин. Она продолжала внушать себе идеи, которые она переняла от своих соседок по комнате в колледже: если она не сможет достигнуть оргазма — это невы­носимое расстройство; в ней и в ее «женственности» существует нечто ущербное и позорное, если она не испытывает оргазма.

В течение первой сессии РЭТ происходил диалог, частично приведенный ниже.

Терапевт: Допустим, что ситуация является фрустрирующей, когда вы близки, но не достигаете оргазма, почему существует что-то по-настоящему дурное в вас из-за отсутствия оргазма?

Клиент: Потому что это нехорошо — в моем сексуальном механиз­ме есть что-то неправильное и с моей стороны глупо и нереалистично не признавать этого.

Т.: Верно. Что-то не в порядке с одним из видов деятельности. Вы же предполагаете, намного более холистично, что в сущности что-то не в порядке с вами. Как вы знаете, будучи врачом, можно иметь де­фективную конечность или внутренний орган, но не являться нездо­ровым в целом. Тогда почему не может быть, что вы неэффективны в сексуальном плане, но в остальном у вас все в порядке?

К.: Я полагаю, что вы правы. Такое возможно. Но я все ещё чув­ствую, что со мной вообще что-то не в порядке, если я никогда не до­стигаю оргазма. Как мне быть?

Т.: Хорошо, прежде всего, вы совершаете обычный для людей по­ступок — путаете всю себя с вашей частью, которая функционирует недостаточно хорошо. То есть, вы слишком обобщаете. Но, возмож­но, вашему чрезмерному обобщению способствует другое заблужде­ние: идея о том, что если вы, как целое, вели бы себя плохо и несли ответственность за такое поведение — так как вы теоретически имели бы некоторый выбор в данной ситуации и не сделали бы его ради ва­шей собственной пользы - вы были бы достойны порицания.

К.: Если бы я могла достигнуть сексуального удовлетворения, ска­жем, посредством усердной работы для его достижения, и если бы я была настолько ленива или небрежна в этом отношении и поэтому не достигала того, чего могла бы, неужели я тогда не была бы достойна порицания?

Т.: Нет, конечно, нет. Вы сами обманывали бы себя и были бы глу­пы. Но вы вряд ли были бы грешницей или недостойным существом из-за своей глупости. Вы были бы человеком со своими недостатками. Но это не превратило бы вас, за исключением произвольного, мора­листического определения, в Неудачницу с большой буквы, которая заслуживает продолжения саморазрушения и которая не смогла бы действовать любым неразрушающим способом в будущем.

К.: Но неужели я не была бы обречена на дальнейшие неудачи, если бы я и пальцем не пошевелила, чтобы помочь себе добиться успеха?

Т.: Да, в объективном понимании то, что вы не шевелите и паль­цем, чтобы достигнуть успеха, в большинстве случаев заставило бы вас пожинать плоды своего бездействия, то есть повторяющиеся неудачи. Но не в том понимании, что Вселенная устроена таким образом, что всякий, кто уклоняется от работы, должен оставаться несостоятель­ным и должен быть наказан существующими силами за свое бездей­ствие.

К.: Вы имеете в виду, что существует высокая вероятность того, что я продолжала бы не достигать оргазма, если бы я не пробовала различ­ные методы его достижения, но что не существует причин, почему я должна продолжать оставаться несостоятельной, потому что какой-то рок или Бог предписывает, что я должна оставаться таковой?

Т.: Да, именно это я имею в виду. На самом деле, велики шансы, что вам не повезет в сексуальном или в любом другом плане, если вы не будете работать для достижения цели. Но это не обязательно, что вам не повезет. И, конечно, мы знаем, что многие женщины, которые во­обще не пытаются достичь оргазма, с легкостью достигают его, а дру­гие женщины, которые, подобно вам, исступленно пытаются осуще­ствить это, часто никогда не достигают оргазма, Итак, не существует жесткой связи между попытками и достижением цели, хотя есть не­большая вероятность существования такой связи между этими двумя переменными. Более того, мы в достаточной степени уверены в том, что не существует ни божественного рока, ни провидения, наблюдающего за вашим (или чьим-то другим) поведением и подтверждающе­го, что хорошие работники вознаграждаются, а бездельники - нет. Вы можете выдумать такой рок или провидение для себя, но это не дока­зывает их объективного существования.

К.: Таким образом, даже если мне не удастся достигнуть оргазма, вы говорите, что я заслуживаю счастья в жизни, которого я могу дос­тигнуть, и что мне не следует наказывать себя.

Т.: Верно! Было бы намного мудрее, если бы вы работали не ис­ступленно и обдуманно для того, чтобы получить сексуальное удовлет­ворение. Но даже если вы не будете так поступать и, следовательно, ни­когда не достигните оргазма, вы не являетесь незначимым человеком -а только умной девочкой, которая в этом случае поступает глупо. И если вы поймете это и не будете осуждать себя как личность за та­кие действия, то тогда есть большая вероятность, что вы исправите свое поведение в будущем и в должной мере обратите внимание на наслаждение сексом (вместо доказывания того, каким замечательным партнером вы можете быть) и действительно будете получать от него удовольствие. Если вы никогда не достигните таких результатов, это плохо, но не катастрофично, и это не уменьшает вашей ценности.

К.: Вы утверждаете, что я на самом деле смогу получить удоволь­ствие от секса, если не буду осуждать себя за отсутствие успеха?

Т.: Да, существует вероятность, что так и будет. Возможно, и нет, но вы определенно увеличите свои шансы на успех. Когда вы сосредото­чены на мысли «Какое я ничтожество из-за того, что я не пытаюсь над­лежащим образом достигнуть успеха!», вы становитесь несексуальной. Если вы забудете эти глупости и сосредоточитесь на сексе, на наслажде­нии им, рано или поздно вы, вероятно, достигните цели.

Вот что произошло в действительности. Я побудил Роду со­средоточиться на сексуальном наслаждении вместо ухода в мыс­ли о своей собственной ничтожности, и она вскоре начала ис­пытывать более близкие к оргазму ощущения и через несколь­ко недель достигла его в первый раз в жизни. Сначала она была вынуждена использовать несколько странные, мазохистские фантазии, чтобы достигнуть кульминационного момента оргаз­ма, но после некоторой практики она смогла сосредотачивать­ся на своем возлюбленном и на своих собственных ощущениях и легко достигала оргазма.

Затем мы решали ее эмоциональные проблемы с мужчинами. Вскоре мы установили, что она не была глубоко вовлечена в отно­шения, потому что она все еще была травмирована отвержением своего жениха, которое произошло за десять лет до ее терапевти­ческих сессий. Он, казалось, очень любил ее, но становился все более и более обеспокоенным с приближением дня их свадьбы. Он впал в состояние, подобное панике, за несколько дней до це­ремонии и пошел к психиатру, который посоветовал ему ни на ком не жениться, пока он настолько страдает от своей нерешительно­сти. Она чувствовала себя совершенно подавленной его согласием с мнением психиатра (чьи взгляды она совершенно не разделяла), и они никогда больше не видели друг друга. С того времени она оставалась настолько напутанной вовлечением в отношения с кем-либо, кто мог бы отвергнуть ее в подобных обстоятельствах или кто мог бы жениться на ней и затем отдалиться от нее эмоцио­нально, что она имела несколько сексуальных связей, но без глу­бокой эмоциональной привязанности к мужчинам.

В течение шестой терапевтической сессии произошел такой диалог.

Т.: Чего вы на самом деле боитесь в замужестве? К.: Кажется, отвержения. Того, что меня оставят одну после того, как я выстрою большие надежды на долгую совместную жизнь с муж­чиной, как было в случае с моим бывшим женихом.

Т.: Это поверхностное объяснение, которое на самом деле ничего не объясняет. Во-первых, вас постоянно отвергают, потому что вы вы­бираете мужчин, которые не созданы для брака или которым вы отка­зываете в женитьбе. Следовательно, ваши надежны на длительную, ин­тенсивную привязанность постоянно разбиваются — отвергаются. Во-вторых, вы все время в действительности отвергаете саму себя. Так как вы предполагаете, что если бы вас снова отверг какой-нибудь мужчи­на, как однажды уже случилось, вы — слабое существо, вероятно, не смогли бы вынести этого! Это абсолютное признание неуверенности в себе. Поэтому вы действительно отказываетесь принимать себя та­кой, какая вы есть. Вы хотите находиться в абсолютной безопасности.

К.: Но неужели не лучше находиться в безопасности, чем страдать?

Т.: Вы подразумеваете, не лучше ли никогда не любить и не терять?

К.: Хорошо. Но если потеря настолько ужасна, не лучше ли никогда не терять?

Т.: Но почему потеря должна быть настолько ужасной?

К.: О, одиночество. Отсутствие того, чего ты хочешь.

Т.: Но неужели вы не одиноки, живя так, как вы живете? Имеете ли вы сейчас то, что хотите?

К.: Нет, не имею. Но я также не получаю того, чего я очень не хочу.

Т: Частично. Но не в такой степени, как вы думаете.

К.: Что вы имеете в виду?

Т.: Во-первых, я имею в виду то же, что и вы: что вам не нравится быть отвергнутой (да и кому это, черт возьми, нравится?) и что вы из­бегаете этого нежелательного события, просто не пытаясь быть при­нятой. Во-вторых, я подразумеваю, что вам на самом деле не нравится больше всего не сам отказ, так как он является закономерным в вашем случае, и не одиночество, а убеждение, что такое одиночество делает вас ничтожной личностью.

К.: О, но мне действительно не нравится, и не нравится очень силь­но сам отказ. Я ненавижу быть отвергнутой, и в таком случае мне при­ходится самой отвергать себя.

Т.: Частично. Но предположите, что вы завоевали любимого муж­чину, а он умер, и вы потеряли бы его при таких обстоятельствах. За­ставило бы это вас чувствовать себя так же плохо, как если бы вы заво­евали его, он был бы жив и затем отверг вас?

К.: Нет, я думаю, что не заставило бы.

Т.: Ага! Вы понимаете, что я хочу доказать?

К.: На самом деле это не утрата человека, который мне интересен, а его отвержение меня.

Т.: Именно! Это не утрата его, а потеря себя. Это то, о чем вы в дей­ствительности беспокоитесь. Если вы теряете человека из-за его смер­ти или отъезда или чего-нибудь подобного, вам это не нравится: в та­ком случае вы не получаете того, чего хотите, и испытываете фрустра­цию. Но даже если вы теряете мужчину не из-за его смерти, а потому что он отвергает вас, в таком случае вы не только испытываете фрустра­цию, но и ошибочно приходите к заключению, что если он отвергает вас, вы должны отвергать себя. То есть вы теряете себя так же, как и его. По крайней мере, это способ, посредством которого вы упорядочивае­те события у себя в мозгу — это ваше заключение, ваш источник беспо­койства. И то, что вы называете «одиночеством», — не просто одинокое существование (которое, я допущу, является раздражающим и причи­няющим беспокойство), а ваше одинокое существование плюс ваше неверное убеждение, что вы нехороши из-за того, что находитесь в этом состоянии.

К.: Видимо, в этом отношении я поступаю совершенно так же, как я поступала в отношении секса. Я осуждаю себя за недостижение цели, что намного ухудшает дело по сравнению с простым отсутствием успеха.

Т.: Снова верно! Именно так вы вынуждали себя к сексуальным не­удачам , потому что были слишком озабочены достижением цели и об­ращали внимание на то, как вы действовали, вместо получения удо­вольствия от того, что вы делали. Вы заставляете себя испытывать сильное отвержение посредством определения себя в качестве нич­тожного человека в случае, если у вас не складываются эмоциональ­ные отношения. Фактически, вы не только вызываете чувство отвер­жения таким образом, но вы, может быть, вызываете само отверже­ние. Так как если мужчина, которого вы находите желанным, обнару­живает, что вы испытываете сильную тревогу относительно его одоб­рения, он, возможно, посчитает вас слишком сумасшедшей для того, чтобы увлекаться вами, и из-за этого он оставит вас.

К.: Я боюсь, что это как раз то, что происходит на самом деле во многих случаях. Кажется, сначала я произвожу впечатление на муж­чин, я имею в виду хороших мужчин. Но потом они, кажется, смотрят на меня по-другому и теряют интерес.

Т.: Да. Вероятно потому, что вы смотрите на себя совершенно по-дру­гому. Сначала вы сосредоточены на них и их чертах, так как вас интере­суют критерии, по которым вы можете считать их хорошими или пло­хими. Но как только вы находите то, что, по вашему мнению, вы ищете, далее вы сосредотачиваетесь на себе: сколько у вас промахов, как вы на самом деле фальшивы, насколько он уверен, что узнает вас вскоре. За­тем вы становитесь настолько тревожной и в такой незначительной сте­пени сконцентрированной на нем, что он понимает, что что-то не так, и в конце концов отвергает вас. Конечно, в таком случае вы принимае­те это отвержение как «доказательство» того, что вы на самом деле пло­хи. В действительности это доказательство того, что вы думаете, что вы плохи, и что отвержения возникают чаще, если вы смотрите на себя в таком негативном ракурсе. И порочный круг замыкается.

К.: Вы, кажется, описываете мой случай с чрезвычайной точностью. Но что я могу сделать?

Т.: Разве это не очевидно? Вашим основным симптомом является эмоциональная неадекватность, а несколько недель назад была сексу­альная неадекватность. Однако вашей основной проблемой является боязнь отвержения, как раньше - боязнь неудачи. А что вы сделали относительно той боязни и что вы можете снова сделать по отноше­нию к этой?

К.: Я полагаю, я поняла, что ситуация не была ужасной, хотя она была все же очень неприятной, раз у меня были затруднения в сексе. И я сосредоточилась на совершении всего возможного, чтобы наслаж­даться сексом, вместо строгой критики в свой адрес в случае неудач.

Т.: Верно! Почему вы не можете совершить то же самое по отноше­нию к завязыванию более глубоких эмоциональных отношений с муж­чинами?

К.: Вы имеете в виду, что надо обратить внимание на получение удо­вольствия от моих отношений с ними вместо выведения себя из рав­новесия по поводу того, что один из них отвергает меня?

Т.: Да. И, как вы сказали секунду назад, по отношению к сексуаль­ным неудачам, убедить себя, что ситуация очень нежелательна, но не ужасна, если вас действительно отвергают. Другими словами, убедить себя, что вы, очевидно, будете обездолены, но ни в коей мере не ни­чтожны, если один из достойных мужчин отвергает вас.

К.: Значит, ситуация на самом деле такая же, как та, в которой я действовала до этого. Только объемнее и труднее!

Т.: Да, объемнее и труднее — но все-таки та же основная проблема и все-таки далеко не безнадежная. Почему бы не попробовать разобрать­ся в ней и понять ее?

Снова Рода действительно пыталась работать над своей про­блемой определения себя как ничего не значащей личности в случае, когда ее отвергал любимый мужчина. У нее было боль­ше проблем с этим, чем при решении проблемы фригидности, потому что ей не так легко было найти подходящих мужчин для испытания себя. В течение следующих восьми месяцев она все-таки нашла двух вполне достойных кандидатов и смело броси­лась сначала в пылкие взаимоотношения с одним из них, а по­том со вторым, когда ничего не удалось с первым. Хотя ни одна из этих связей не привела к замужеству — одна была явным от­вержением со стороны мужчины, которым она была увлечена, а другая связь была жестоким разочарованием, потому что она выбрала не тот тип мужчины, — она на этот раз отказалась от наказания себя за свои неудачи и сумела испытать сильные чув­ства к этим мужчинам. В результате этих испытаний она с на­деждой и с нетерпением ждала более удачных любовных отно­шений в будущем, уже после окончания терапии. Приблизи­тельно через три года она вышла замуж и с тех пор, насколько мне известно, посвятила себя мужу и работе.

Тип материала: 

Счетчик