Глава тринадцатая. ПОДХОД № 8: ИЗМЕНЯЙТЕ СВОИ МЫСЛИ, ДЕЙСТВУЯ ИМ ВОПРЕКИ

Так я уже отмечал в предыдущей главе, вы подвергаетесь влияниям со стороны окружаюших вас людей, окружающей среды, своего собственного организовано если вы действительно хотите разобраться в своих эмоциональных про­блемах, то прежде всего вам следует осознать, что ваши мысли, чувства и поведение взаимно влияют друг на друга.

В моей первой фундаментальной работе о РЭТ, вышед­шей в 1956 году в журнале по общей психологии, я ут­верждал, что люди очень редко переживают эмоции или мысли в чистом виде. Чувства включают в себя мысли и действия, а за ними следуют мысли об этих чувствах.

Особенно это касается длительных чувств— например, многолетней ненависти к кому-то, — человек продлевает и постоянно подпитывает свои чувства мыслями, вообража­емыми картинами и оценками своего и чужого поведения.

В возрасте пятнадцати лет Роберто избил отец. Теперь он настаивает на том, что боль от этих побоев и тот факт, что они были нанесены в присутствии одного из прияте­лей, явились причиной его застарелой ненависти к отцу и пережитого унижения. Но Роберто не прав — ведь мно­гие мальчики в аналогичной ситуации, скорее, чувствова­ли бы обиду, но не ненависть, стали бы вести себя скорее вызывающе дерзко, чем пристыженно. Очевидно, что Ро­берто сам породил свой гнев и стыд, думая через не­сколько секунд после побоев:

1.  «Этот ублюдок не имел права бить меня, ведь я не сде­лал ничего плохого».

2.  «Мой друг теперь подумает, что я слабак, если позво­лил отцу побить себя. Я не должен быть таким сла­бым! Стыдно, что я допустил, чтобы отец побил меня так несправедливо».

Через четырнадцать лет, когда я встретил его, Роберто уже не помнил, думал ли он о чем-то подобном, — но в то же время настаивал на том, что иногда он автомати­чески, не размышляя, начинает переживать злобу и уни­жение из-за той оплеухи, которая была отвешена ему в присутствии его приятеля. Я доказал ему, что мы редко переживаем, не думая, и он до некоторой степени согла­сился с этим утверждением.

Он окончательно убедился в моей правоте, когда я по­казал ему, как он все эти годы поддерживает свою нена­висть злобными мыслями: «Отец был жестоким и неспра­ведливым по отношению ко мне, когда я не мог защитить себя. Он не имел права так поступать со мной! Он — мерзавец!» И всякий раз, встречаясь с отцом, он продол­жал расстраивать себя подобными мыслями: «Хотя я и был слабее и меньше его, я должен был дать сдачи, я дол­жен был хотя бы укусить его, лягнуть его в пах, сделать что-нибудь, чтобы остановить его. Какой стыд, что я ниче­го не сделал!»

Мораль: чувства в чистом виде проявляются редко, если только вообще существуют. Если даже они суще­ствуют — например, вы видите, что в вас летит что-то тяжелое, и вы немедленно, без рассуждений, испытываете страх, — такие чувства длятся несколько секунд и не по­рождают каких-либо расстройств. Если только позднее вы не начинаете развивать иррациональные представления о них. Например: «Кошмар! Эта штука чуть меня не убила! Такого быть не должной Или: «Я не должен так пугать­ся! Это просто глупо, что я пережил такой страх!»

Итак, если вы переживаете эмоциональное расстрой­ство, поищите мысли, которые вас расстраивают, проследите, нет ли у вас каких-то завышенных, неуместных требо­ваний, из которых произрастает расстройство, и постарай­тесь изменить эти мысли.

Однако, утверждает РЭТ, подобно тому как ваши мыс­ли порождают определенные эмоции и разные поведен­ческие реакции, точно также и последние влияют на ваши мысли. Когда Роберто ненавидит своего отца, он не в со­стоянии мыслить адекватно и потому «необдуманно» де­лает глупости — например, упрямо отказывает одолжить отцу денег на аренду дома и тем самым вредит матери, которую действительно любит.

Таким образом, мысли, чувства и поведение взаимодей­ствуют и взаимно влияют друг на друга. Безумные идеи создают бешеные эмоции и вызывают странные действия. Истерические чувства вызывают нелепые представления и странное поведение. Необдуманные поступки порожда­ют глупые убеждения и новые безумные деяния. Мысли ведут к появлению все новых и новых мыслей, чувства порождают новые чувства, за одним действием тянется другое. Влияние мыслей, эмоций а действий друг на друга никогда не прекращается.

Предположим, что вы хотите избавиться от своей одер­жимости, фобии или вредной привычки. Что тогда? Во-первых, ни один метод не работает во всех случаях без исключений. Иногда использование той или иной филосо­фии для того, чтобы избавиться от тревоги, помогает — а иногда не помогает. Нередко полное выражение чувств дает вам значительное облегчение — и столь же часто намеренное подавление всяких внешних проявлений чувств и замена их отвлекающей интеллектуальной дея­тельностью помогает еще лучше. Бывают случаи, когда для того, чтобы избавиться от беспокойства, просто необходи­мо прибегнуть к какому-нибудь методу терапии.

Откажитесь от всяких предрассудков по поводу того, какой метод обязательно должен вам помочь. Смело экс­периментируйте! Пробуйте реализовать любой план лече­ния, который кажется вам разумным в данный момент. Но не следует всякий раз хвататься за одно и то же средство. Вы же не являетесь среднестатистическим паци­ентом. Вы — это вы, и то, что хорошо или плохо для кого-то другого, не обязательно хорошо или плохо для вас. Помните об этом, когда начнете ставить собственные психотерапевтические эксперименты.

Итак, не существует единственно верного и неизменно правильного пути. Как утверждает РЭТ, может случиться так, что вы найдете свой главный, сверхэлегантный спо­соб избавиться от невротических проблем. Он заключает­ся в том, чтобы внести глубокие изменения в свое мыш­ление, что поможет вам ослабить тревогу, не дать ей вернуться и избежать создания собственными силами но­вых эмоциональных проблем в будущем.

Отлично. Давайте примем это как данное. Но даже в этом случае не существует единственно верного способа выработать для себя новый и правильный взгляд на вещи. Слишком многие дороги ведут в Рим!

Как я указывал еще в 1962 году в работе «Разум и эмоции в психотерапии» и как подтвердили позднее Джо­зеф Уолп, Ганс Эйзинк, Айзек Маркс, Альберт Бандура, Стэнли Рахман и другие специалисты в области бихевиоральной терапии, иногда самый лучший (или просто един­ственный) способ изменить свои навязчивые идеи заклю­чается в том, чтобы действовать вопреки им. Такой вид принудительной — да, именно принудительной — деятель­ности покажет вам, что вы можете преодолеть одержи­мость, навязчивую идею, вредную привычку, пугающие мысли или представления. Точно так же, если вы будете непосредственно работать над своими чувствами, пережи­вать и выражать их, то сможете изменить свое извращен­ное мышление, активно оспаривая иррациональные пред­ставления.

Итак, мы приближаемся к подходу № 8: Вы можете изменить свои иррациональные представления, дей­ствуя вопреки им, реализуя те типы поведения, кото­рые противоречат вашим иррациональным представ­лениям.

Итак, вряд ли вы сможете изменить спои иррациональ­ные представления, если не будете действовать буквально вопреки им — причем постоянно. Точно так же вы не сможете избавиться от импульсивного и необдуманного поведения до тех пор, пока не подумаете о том, что его надо изменить, пока не примете решения сделать это — причем неоднократно! Некоторые психологи распростра­няют миф о том, что РЭТ поначалу представляла собой чисто интеллектуальный метод, а поведенческие аспекты были включены намного позднее. Это неправда!

В 1943 году я был практикующим когнитивно-бихевио-ральным психотерапевтом-сексологом и уже в сороковые и пятидесятые годы выпускал передовые разработки по вопросам активно-директивной сексуальной психотерапии, а в 1954 году суммировал результаты своих исследова­ний в книге «Американская сексуальная трагедия», ко­торая подверглась осуждению со стороны пассивных по­следователей Фрейда и Роджерса. Несмотря на то что. с 1949-го по 1953 год, занимаясь психотерапией, я в значи­тельной степени отказался от бихевиоральных методов, я осознал крайнюю неэффективность психоанализа и в 1953 году вернулся к когнитивно-бихевиоральным мето­дам и начал разрабатывать основы РЭТ.

Твердое убеждение в эффективности бихевиоральной терапии выросло из моего собственного опыта. В девят­надцать лет, еще не имея представления о том, что стану психологом, я был невероятно робок и смертельно боялся публичных выступлений, но тем не менее заставлял себя в течение трех месяцев выступать на политических ми­тингах.

Следуя некоторым философам, я убеждал себя, что ни­чего страшного со мной не произойдет, даже если я буду говорить плохо. Я последовал рекомендациям лидера би­хевиоральной терапии Джона Ватсона, который показал, что активное изменение или принудительное соверше­ние тех поступков, которые внушают наибольший страх, на самом деле помогает избавиться от иррациональных страхов. Таким образом, я предположил — интеллектуально — что смогу преодолеть свой страх перед публичными выступлениями. И так и сделал!

Но что удивительно — со временем я начал получать удовольствие от выступлений и продолжаю испытывать это удовольствие вот уже почти пятьдесят лет. К моему немалому изумлению, я совершил полный поворот в про­тивоположную сторону от своего прежнего страха.

Увидев, что принуждение к свершению неудобных для себя поступков помогает, я решил проделать то же самое в отношении своего самого большого страха — знаком­ства с женщинами. Я очень боялся быть отвергнутым, по­этому никогда — действительно никогда — не подходил к незнакомым женщинам, несмотря на то что ходил гулять и читать в ботанический сад Бронкса двести пятьдесят дней в году и встречал там множество привлекательных женщин, с которыми очень хотел бы познакомиться по­ближе и которые, кажется, тоже были не прочь пофлирто­вать со мной.

Тогда я задал себе домашнее задание — подходить к каждой молодой женщине, которая будет одиноко сидеть на скамейке в парке, и заговаривать с нею. Без всяких исключений!

Испытывая ужасное чувство неловкости, я заставил себя выполнить это задание — я первым заговорил с сот­ней женщин в течение одного месяца. Именно так — сто новых знакомств. Я всегда этого хотел, но до этого смер­тельно боялся.

Никакого непосредственного практического результата не последовало, но зато я полностью избавился от своего страха на всю оставшуюся жизнь. Я увидел, что ничего ужасного не происходит — никто не убегает, не зовет по­лицейского, никто не испытывает тошноты, никто не уми­рает. Я понял, что могу познакомиться с любой женщи­ной, потерпеть неудачу, не дождавшись свидания, и при этом вполне наслаждаться жизнью.

Я также понял, что бихевиоральные методы — в осо­бенности метод действия вопреки страху — нередко гораздо лучше помогают преодолеть иррациональные пред­ставления, нежели чисто интеллектуальные методы. Позд­нее, убедившись, что психоанализ малоэффективен и от­кровенный разговор об иррациональных представлениях оказывается значительно полезнее для моих пациентов, я пришел к выводу, что существует множество спосо­бов изменить человеческие представления. Причем спо­соб действия вопреки своему страху, следуя которому вы совершаете то, чего больше всего боитесь, является одним из лучших.

Итак, с самого начала своего существования РЭТ ис­пользует широкое разнообразие интеллектуальных, эмо­циональных и активных поведенческих методов. За дол­гие годы были добавлены многие новые методики, но по своей сути РЭТ всегда была, по выражению Арнольда Ла-заруса, мультимодальной терапией.

По иронии судьбы, такой выдающий специалист по бихевиоральной терапии, как Джозеф Уолп, всегда противо­стоял когнитивной терапии, в то время как его методики широко использовали воображение, обучение и другие формы мышления. РЭТ предпочитает более рискованные домашние задания и потому является более бихевиораль-ной, чем многие популярные методы бихевиоральной те­рапии.

В случае, который был описан в начале этой главы, Роберто согласился как можно чаще выполнять домашнее задание и активно оспаривать свои иррациональные пред­ставления, заключающиеся в том, что его отец абсолютно не имел права бить его, когда он был ребенком, а сам он не должен был оказаться слабаком, который не может про­тивостоять побоям. Я также помог ему разработать и вы­полнить два назначения: 1) регулярно разговаривать с от­цом, а не избегать его, как это было раньше; 2) возражать твердо, но не враждебно — вместо того чтобы бежать от отца или кричать на него (как это обычно случалось до сих пор).

В результате этого комбинированного бихевиорально-мыслительного подхода, Роберто избавился от злобы против отца и самого себя в течение каких-то семи недель. Он продолжает работать над тем, чтобы воспитывать в себе терпимость и воспринимать себя таким, какой он есть, — причем этот курс рассчитан на несколько лет.

Тип материала: 

Счетчик

 

Самая подробная информация купить гербалайф Одесса у нас на сайте. | Предлагается недорого сэндвич панели казань на любой выбор, есть скидки. | Чертежи дизайнерской мебели из фанеры sanchobag.com.ua.